?

Log in

No account? Create an account

Мертвым плохо среди живых.

Немного альтернативщины.

Journal Info

В штатском
Name
Felix Tremére

Немного альтернативщины.

Previous Entry Share Next Entry
В штатском
Точка развилки проста - Кобаякава Такакагэ не перешел на сторону войск Токугава при Секигахаре (1600), а, напротив, довершил разгром Иэясу. Япония начала экспансию.


Этого человека все знали как капитан Джо. Никому, никогда и нигде не приходило в голову поинтересоваться подробностями его биографии, да и в тех кругах, где он имел обыкновение вращаться не привыкли задавать подобных вопросов. Ему принадлежал двадцатипушечный бриг, носивших непривычное имя «Энтерпрайз», и за ним стояли полторы сотни головрезов, таких-же мрачных и молчаливых, как и сам капитан. А хорошее судно с таким экипажем, вкупе со всегда туго набитым кошельком и видавшей виды абордажной саблей на Тортуге всегда избавляли от излишнего любопытства.

Впрочем, гарантии от слухов они не предоставляли. Поговаривали, что они родом из колонистов с севера, почему-то неполадивших с властями, и подавшихся в более теплые воды Карибского моря. Говорили... Много тогда о чем говорили. 1662-й – год неспокойный. В Англии вернулся на престол король Карл II, мятежный генерал-республиканец Монк стал герцогом и верховным главнокомандующим. Усиливалась Франция, слабела Испания, а далеко-далеко на востоке обжигало своими лучами горизонт солнце новой страны на арене мировой политики. Заключив союз с Испанией, Япония с начала века неуклонно наращивала свои силы. Страна, где неведомо как переплелись язычество и христианство, традиции и технические новшества, прошлое и настоящее, где император царствовал, но не правил, а сёгун был лишь марионеткой в руках Государственного Совета, состоявшего из представителей наиболее знатных феодальных кланов. Страна, армиям которой не было равных ни в Азии, ни в Европе, что доказала дивизия дома Ода во Фландрии, когда три тысячи самураев сдерживали в течении месяца наступление пятидесятитысячной армии принца Конде, а потом, с приходом подкреплений герцога Альба обратили французов в постыдное бегство. А еще раньше, в 1615-м, генерал Като Киёмаса в результате молниеносной кампании, что позже получила название «третьей Корейской экспедиции» бросил к ногам императора Корею, Манчжурию, и север Китая, вышел к берегам Амура и в Европе зазвучали непривычные уху названия и имена... Китай был вынужден отказаться от островов Рюкю, Формозы, корабли японского Соединенного Флота, преимущественно кланов Тёсю, Сацума, Симадзу и Тайра начали появляться к югу от Филиппин... И все-же, Япония ни на минуту не преступила союзной клятвы, никогда не претендуя на территории кастильской короны, и беспощадно истребляя английских, французских и голландских корсаров. Там, где хоть раз появлялся флаг Восходящего солнца, лишь японские, испанские, португальские и германские корабли могли чувствовать себя в полной безопасности.

Слухи впервые поползли по Тортуге, когда кто-то, будучи в Мехико увидел там японских дипломатических представителей. Показательная расправа над мелким воришкой, попытавшимся облегчить карман одного из чиновников посольства (тот был разрублен на пополам одним движением меча) произвела на контрабандиста неизгладимое впечатление. На закаленных в схвартках и грабежах корсаров, конечно, это известие ни страха, ни беспокойства не навеяло... Вот только отправившийся в Панаму отряд из пяти кораблей под предводительством Жака Мохнорукого не вернулась из обещавшего быть веселой прогулкой похода...

Выразилось корсарское беспокойство несколько иначе. Испанские колонии буквально захлестнула волна пиратских нападений, карательная эскадра была разбита прямо ввиду берегов Эспаньолы, пропадали галеоны, груженные золотом для Европы... Добыча была нелыханно обильной, и Тортуга кипела от наплыва денег, драгоценностей и разудалых героев сомнительного благородства.

Поздней весной 1662-го года в Наветренном проливе бушевал шторм, нередкий в этих местах. «Энтерпрайз», направлявшийся с небольшим отрядом союзников к Тринидаду был оторван от своих и, убрав паруса и задраив люки отдался на волю волн. К утру следующего дня погода улучшилась, и капитан Джо принял решение продолжить плавание. В еще темном от уходящих туч небе медленно занималась на востоке заря, в магком свете которой и были замечены мачты какого-то корабля. Повинуясь команде, бриг лег на новый курс, в свежем ветре набирая скорость...

-Знатно его отделало... – проговорил капитан Джо, разглядывая в трубу нежданный трофей. Его собеседник, старший офицер Ник Хэлси согласно кивнул. Уже и невооруженным глазом было видно, насколько сильно пострадал от шторма неизвестный корабль – когда-то, возможно еще вчера мощный военный галеон, покрытый лакированной белой краской и богато украшенный золотом по бортам. Грот-мачта отсутствовала, все паруса на фок-мачте были зарифлены, а бизань-рея странно перекосилась, и ее парус почти безжизненно полоскался, скорее мешая продвижению судна. Не взять такой приз было грешно – корабль не нес флага, но высокие надстройки и характерные формы за милю выдавали в нем испанца, совсем недавно сошедшего со стапелей. И при столь плачевном положении парусов, можно было не опасаться его тяжелых пушек.
-К бою! Приготовиться к абордажу! – прозвучала команда, и корсары, словно гончие, привлеченные запахом крови кинулись по местам.

Белый галеон казался вымершим. Вроде бы ни души на палубе, закрыты пушечные порты, и корабль сам по себе ковыляет к северу...
Powered by LiveJournal.com